Сентябрь 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Поиск:

======

marina

Очередной блог Blog Lit.ru

Метауровневая математика и магия. Как метасообщения и метасостояния излечивают травму?


Метауровневая математика и магия

Метауровневая математика и магия.
Как метасообщения и метасостояния излечивают травму?


В провокационной работе, озаглавленной «Групповая динамика шизофрении», Грегори Бэйтсон описал «мир коммуникаций» и как он радикально отличается от мира физики и сил. Он идентифицировал «мир физики» как врожденно вовлеченные причинно-следственные процессы динамики Ньютона. В этом мире мы обнаруживаем, что действия или вещи становятся энергетически заряженными посредством передачи энергии от других действий или вещей.

В этом мире миллиарды шаров перемещаются целиком и исключительно в соответствии с физикой столкновения и гравитации. Вы ударяете по мячу Вашей палкой-кием, и мяч перемещается в соответствии с энергией, переданной этой силой. Но абсолютно отличный ряд «динамики» возникает в «мире коммуникаций». Когда мы лягаем собаку, результирующее движение этой собаки в ответ на наш пинок только частично принимает участие в «траектории Ньютона». Что происходит? Где приземляется собака? Предсказать траекторию собаки, интенсивность ее реакции в то время как она приземляется, «состояние» собаки по приземлении и т. д. не только подразумевает количество приложенной силы, но также собственный метаболизм собаки, ее внутреннюю энергетическую систему, ее историю постижения, природу взаимоотношений с пинающим ее и т. д. Предсказывание этого только опираясь на основу физики Ньютона, возможно, упустит самые важные факторы, которые будут способствовать ситуации.

Бэйтсон (1972), как факт, комментировал, что, в то время как мы можем использовать слово «динамический» при обращении к процессам в рамках психологической природы, мы должны помнить, что мы используем его в смысле, отличающемся от того смысла, в котором физики используют это слово в их домене физики (стр. 229). После установления различия между этими двумя царствами, Бэйтсон писал: Это, я думаю, есть то, что люди подразумевают под магией. Царство феноменов, в котором мы заинтересованы (психологическое, психическое, коммуникационное и т. д.) всегда характеризуется фактом того, что «идеи» могут оказывать влияние на события (стр. 229). В таком представлении слова «магия» в царстве коммуникаций, Бэйтсон мог обеспечить настоящее вдохновение для языка и метафор в первой книге по НЛП «Структура магии» (1975). (Вдоль этой линии Бэйтсон также использовал другие такие фразы: «царство магии», «магическое королевство коммуникаций» (231)).

Предположим, теперь мы спрашиваем: «Что точно Бэйтсон подразумевает под термином «магия»? Обращался ли он к некоторому быстро фиксируемому трюку? Некоторой терапевтической «технике», для того чтобы сделать все лучше одним шикарным махом? Очевидно, нет. Удерживая этот термин в рамках контекста Бэйтсона, мы получаем в целом отличное понимание. Это может быть довольно таки путано, чтобы быть сказанным, что в соответствии с условностями коммуникации, используемой в данный момент, что-то может стоять за чем то еще. Но это царство магии не настолько просто (стр. 230, мой акцент). Соответственно, Бэйтсон впервые использовал слово «магия» в царстве коммуникаций, для того чтобы обратиться к когнитивно-неврологическому пониманию относительно того, как идеи оказывают влияние на события. И в этом царстве символизации, как Бэйтсон понимал гибкость идей и пластичность символов, он предостерегал, что оно не сводится к крайней позиции, что «что-то может стоять за чем-то еще».

Кроме того, используемые символы, создающие значение, подразумевают текущую, сложную и пластичную арену внутри нервной системы человека, которая выходит за пределы законов физики. Как таковая, она позволяет нам устанавливать рамки, а затем вить гнезда рамок внутри рамок так, чтобы создавать все высшие и высшие концептуальные уровни или состояния, которые управляют и контролируют информацию в пределах этих семантических контекстов. Бэйтсон (1972) обратил внимание на эту «динамику» коммуникации, когда он писал: Все коммуникации обладают этой характеристикой: они могут быть магически модифицированы с помощью сопровождения коммуникаций (стр. 230, мой акцент). Как мы можем «магически» модифицировать одно коммуникационное сообщение (набор представлений)? С помощью установления других коммуникационных сообщений над предыдущим сообщением.

В качестве доказательства, Бэйтсон проиллюстрировал с помощью примеров, таких как разговор, когда Ваши пальцы скрещены у Вас за спиной. Значение этого символического представления оценивает и модифицирует сообщение низшего уровня, какие бы вербализации Вы ни делали. В структуре юмора «ударная линия» зачастую существует на другом логическом уровне, нежели синтаксис устройства шутки, а предрасположение устанавливает человека наравне с ожиданием. Внезапный сдвиг в логических уровнях сотрясает сознание, тем самым производя юмор. В этих примерах мы видим, как роль метакоммуникационных сигналов может сыграть таким образом, что метасообщение модифицирует или оценивает сообщение низшего уровня «магически». Использование математических символов, для того чтобы сопровождать это понимание, метасообщения могут действовать как сигналы плюса (+), минуса (-), умножения (х) или деления (/) исходного состояния.

Бэйтсон (1972) утверждал, что это означает, что «мир коммуникаций является Беркелеянским миром». Это описывает мир коммуникаций как мир психических представлений, где не существует правдивых «вещей», только сообщения (то есть идеи, концепции, понимания, убеждения и т. д.). «Вещи» и события не могут войти в этот мир (стр. 250). «Я» как материальный объект (стр. 251) не может войти в него, в то время как «я» как сообщение, как часть синтаксиса моего опыта, может войти в него. Внешние объекты входят в «коммуникационный мир» только в то время как мы представляем или наносим их на карту (четко или искаженно) в коммуникационной системе. Эти представления, в свою очередь, затем ведут или управляют этим миром. Таким образом, построение наших карт может осуществляться способом, который покажется абсолютно «магическим» для нас. Это обеспечивает основу для «слова магия» и словесного выражения  колдовства», которое мы можем осуществлять с нами самими и с другими.


Источник:
Ричард Болстэд и Марго Хэмблетт Структура личности

Ответов (3) на «Метауровневая математика и магия. Как метасообщения и метасостояния излечивают травму?»

  1. Charl пишет:

    Which came first, the pobrlem or the solution? Luckily it doesn’t matter.

  2. Buffy пишет:

    Kudos! What a neat way of tihkning about it.

  3. jaxdewqrsa пишет:

    спасибо, catchop.ru за отзывчивость, понимание, чуткость и правильный подход к делу.